г. Биробиджан, ул. Пионерская, 53, 8 (42622) 6-03-06

Планы работы

Адрес института

Обл-ипкпр-ИУУ мал

679000, г. Биробиджан,

ул. Пионерская, 53

режим работы:

пн-пт. с 9-00 до 18-00

телефоны:

приемная 8 (42622) 6-03-06

контактная информация

Полезные ресурсы

Вторник, 30 Июнь 2009

Несколько фотографий из семейного альбома

Оцените материал
(0 голосов)
Федерко Екатерина, ученица СОШ №  18 п. Теплоозерск Облученского района
Федерко Екатерина
…Как много желтых снимков на Руси
В такой простой и бережной оправе!
И вдруг открылся мне и поразил
Сиротский смысл семейных фотографий.
Огнем, враждой земля полным-полна,
И близких всех земля не позабудет…
Н.Рубцов




В моей семье хранится много самых разных фотографий. На них камера запечатлела всевозможные моменты: праздники, важные семейные события, исторические минуты из жизни моей семьи. В альбомах фотографии, принадлежащие разным эпохам.
Вот мои предки глядят на меня с фотографий XIX века. Это не просто фотографии, а настоящие произведения искусства - с рисунками, ретушью, тщательно выверенным расположением лиц в кадре.

А здесь - эпоха революционных свершений. Вот уральский казак из войска С. Будённого - мой прапрадед. А тут - выпуск московской Совшколы второй ступени: молодые люди с короткими стрижками, в одежде рабфаковцев и метростроевцев.
Новая эпоха, новые снимки... На них - детство и юность моих бабушек и дедушек. Поездки по стране, встречи с интересными людьми. Дальше - мои родители. Вот папа в студенческом стройотряде, а это моя мама за школьной партой. Ну, а здесь - я, мой класс, мои друзья... Почти на всех снимках - улыбки, радостные лица, сияющие светом и радостью глаза. Но, к сожалению, не на всех. Есть среди этого «пёстрого собранья» снимки, с которых люди смотрят на меня жёстко и сурово, с которых сквозь скупые улыбки глядят на меня глаза, помнящие боль и горе. Это снимки тех, кто прошёл войну, кто не смог до конца забыть все её тяготы, горечь и боль. Снимков таких немного, но они не теряются в общей массе. Они говорят через годы со мной, моими родителями и друзьями…
О чём их рассказ?
Вот две фотографии, на них запечатлён молодой человек в военной форме. На воротничке его гимнастёрки - петлицы. Это мой прадед Константинов Андрей Андреевич в 1941 году. Уже началась война, уже огнём и кровью полнится родная земля… О чём думает этот юноша? Какие мысли проносятся в его голове в тот миг, когда фотограф щёлкает затвором камеры? Я уже никогда не узнаю этого, но могу предположить, что думает он о своих друзьях, оставшихся в Минске, о сестре и её семье, живущих в Киеве, о тысячах советских людей, столкнувшихся с фашистами на своей, родной земле... Он весь - желание попасть на фронт. Но осуществится оно лишь зимой 1942 года. Именно тогда, в составе пополнения, отправится он к Сталинграду. Десятки эшелонов устремляются тогда к этому городу, городу-герою, как назовут его позже. Но до фронта мой прадед так и не доедет - их эшелон попадёт под бомбёжку и, его с тяжёлой контузией опять повезут в тыл - в госпиталь. После долгих месяцев лечения выздоровевшему будет вынесен вердикт; «К строевой службе негоден». И будет он до победы идти вслед за наступающей армией в составе инженерных, а затем интендантских войск служить общей Победе. Когда же она придёт - долгожданная и выстраданная - он напишет стихи, которые выучат наизусть все в его семье.
По вражьему следу, взметая снега.Константинов А.А.,  лето-осень 1941 г.
Дивизии шли, забывая усталость.
В жестоких сраженьях громили врага.
На небе иная заря занималась -
Войны отступала зловещая тень,
Страна расправляла могучие плечи.
И вот наступил он, тот радостный день,
День нашей победы, день счастья, день встречи!
Но с победой и капитуляцией фашистской Германии война для прадеда Андрея не закончилась. Он продолжал служить. В семейном архиве хранится документ, свидетельствующий об этом. Распоряжение командования об убытии в запас от 15 августа 1946 года предписывает «Константинову А.А., старшему лейтенанту интендантских войск, убыть в распоряжение Кировского райвоенкомата г. Чкалова». Именно тогда для моего прадеда началась мирная жизнь, но война не закончилась. До самой смерти, до 1981 года, жестокой болью от полученной под Сталинградом контузии напоминала она о себе.
А вот другой снимок и другая судьба. Женщина, изображённая здесь, моя прабабушка, Лобова (Константинова) Наталья Семёновна. На снимке зрелая женщина, но в страшном 1941 году было ей всего 15 лет. Как прожила, как превозмогла она тяжесть тех грозных военных лет?
Вскоре после начала войны в городе Оренбурге, где она проживала, было открыто несколько военных госпиталей. Составы, переполненные ранеными, прибывали в город днём и ночью. Разгрузка раненых, их переноска, санитарный уход - всё это моя прабабушка делала вместе с сотнями других девчонок.
Лозунг «Всё для фронта, всё для победы!» знаком ей не понаслышке. Ночные дежурства у постелей тяжелораненых, стирка пропитанных кровью и гноем бинтов (госпиталям не хватало перевязочных материалов) и шинелей чередовались с работой на совхозных полях. Круглосуточно шла битва за урожай - каждый хлебный колосок, каждый куст картофеля был нужен родной стране, задыхавшейся в тисках войны. А ещё надо было вязать шарфы, носки и шерстяные перчатки для бойцов, собирать махорку и бумагу для фронтовых посылок, написать письма для тех, кто сам писать не мог…
А сколько раз приходилось ей сдавать кровь для переливания тяжелораненым бойцам! И звали-то они её сестричкой - кровь ведь теперь была у них общая! Благодарили, совали гостинцы, но она стеснялась брать что-либо у слабых, израненных бойцов. Многие после выписки снова ехали на фронт. «Как сложилась их судьба? Помогла ли моя кровь вернуться живыми в свои семьи?» - думала потом прабабушка...
Но это потом... А тогда... Тысячи дел, каждое из которых - гора на хрупких плечах голодной девчонки. А ведь ещё братьев и сестрёнок младших обиходить надо, и домашнее задание успеть выполнить… Сколько бессонных ночей провела моя прабабушка, заучивая уроки при свете коптилки! Но школу после 9-го класса всё равно пришлось оставить - некогда было учиться, да и сил на всё не хватало. Так и проработала она всю войну: зимой - в госпитале, а летом - в совхозе. Но труд этот казался ей недостаточным, малым в сравнении со сражениями на передовой. Несколько раз просилась она добровольцем на фронт, но неизменно отвечали ей отказом… Это уже потом, в зрелые годы, поняла она, что без тыла не было бы и фронта, не было бы победы.
Ее труд в годы войны не остался незамеченным - трудовые четыре года вписаны в её биографию. Она - ветеран Великой Отечественной войны, труженик тыла. Со слезами на глазах вспоминает она сегодня то военное, лихое время, приговаривает: «Лишь бы не было второй такой войны!..»
Hу а это -  фото прабабушкиного брата - Лобова Леонида Семёновича. На момент начала войны ему было 18 лет. Оставив дома жену и дочь, он ушёл на фронт. Попал сначала в тренировочный лагерь десантных войск, где прошёл курс спецподготовки. Затем, спустя несколько месяцев, когда его подразделение готовилось к отправке на фронт, произошла задержка: прадеда Лёню и его товарищей привезли в... Москву! Мрачная и тревожная, поразила она их всех. «Зачем нас сюда привезли?» - спрашивали солдаты у командиров. «Завтра будете участвовать в параде», - отвечают им. Так и оказался Лобов Леонид участником знаменитого парада 7 ноября на Красной площади. В белом маскхалате, с комплектом лыж и оружием, маршировал он мимо Мавзолея и сразу с Красной площади - на передовую...
На передовой прадедушкин десантный батальон сразу пошёл в наступление, и провоевал в нём наш боец до конца декабря. Каждый день, с раннего утра до вечера отправлялся он со своими товарищами на боевое задание, как правило - в разведку. Целый день - бег на лыжах, с собой - сухой паёк, так как не всегда к вечеру удавалось вернуться в расположение. Свистит метель, мороз обжигает лицо, а надо выполнять приказ. Падают раненые и убитые товарищи... Потом   упал и он - получил тяжёлое ранение и был отправлен в госпиталь. Хирург после операции сказал ему: «Ты, парень, родился под счастливой звездой! Осколок тебе сердце только оцарапал - теперь жить будешь до ста лет!». Так и вышло.
После госпиталя опять Лёня Лобов вернулся на фронт, но не на передовую, а на военный аэродром. Победа застала его в Кёнигсберге (ныне - Калининград).
Потом вернулся он домой, вырастил с женой шестерых детей. Много и тяжело работал, поднимая страну из руин. Жив он и ныне - бравый старик на недавнем фото: ему в январе 2005 года исполнилось 83 года. И мне хочется,  чтобы слова того военного хирурга оказались пророческими, что доживёт Лобов Леонид Семёнович до ста лет!
Я закрываю альбом и убираю фотографии...
Но я продолжаю думать о тех, кто изображён на них, обо всех моих близких и далёких родственниках, о тех. чьи лица знакомы мне по старым снимкам и о тех, кого я не знаю даже в лицо... Их очень много, их гораздо больше, чем упомянуто мной в моём рассказе. Среди них, неузнанных, есть военный врач и рядовой пехоты, санитарка и офицер, матрос и лётчик. Не я - другие потомки - бережно хранят память о них, пишут о них в своих сочинениях. Их фотографии лежат в альбомах в самых разных уголках моей большой страны. Сколько их, этих фотографий!
Когда-нибудь уйдёт от нас последний ветеран, последний свидетель этой страшной войны и этой выстраданной Победы. А память… Память останется. Она сохранится в сердцах людей, в строчках фронтовых писем, в скупых архивных документах, в кадрах кинохроники и, конечно же, на фотографиях. На многих тысячах фотографий, несколько из которых хранятся и в моём семейном альбоме...

Нам не дано спокойно сгнить в могиле -
Лежать навытяжку, - и, приоткрыв гробы,
Мы слышим гром предутренней пальбы,
Призыв охрипшей полковой трубы
С больших дорог, которыми ходили.
Мы все уставы знаем наизусть.
Что гибель нам? Мы даже смерти выше.
В могилах мы построились в отряд
И ждём приказа нового. И пусть
Не думают, что мёртвые не слышат.
Когда о них потомки говорят.
Николай Майоров, убит под Смоленском 8 февраля 1942 года.

И, наконец, мирное семейное фото... Но безмятежность людей, изображённых на нём, обманчива. Это 1947 год. Совсем недавно отгремела война. Она оставила свой след в жизни каждого на этом фото. Не стали исключением и родители моего деда - вот они расположились рядом. За их неуловимыми улыбками - горе и ужасы войны...
Прабабушка - Мозолёва Анастасия Павловна - проводила на войну своего первого мужа. Проводить - проводила, а встретить не пришлось - погиб он в 1943 году во время одного из сражений на Курской дуге. Так стала она вдовой. Замуж вышла во второй раз в том самом 1947 году, когда и сделан был этот снимок. Через судьбу её второго мужа тоже прошла война…
Прадед мой - Пороженский Виктор Александрович - был кадровым военным. В 30-е годы окончил военное училище, попал на службу в штаб Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского. Там и застала его война.
Много раз писал он рапорт об отправке на передовую, но до 1943 года ему отказывали. Зато потом попал сразу на Курскую дугу, не на передовую, а в действующий штаб. Хоть и не был он боевым офицером, спокойной жизни не искал - очень часто выезжал на передовую, в окопы к бойцам. Был дважды ранен, лечился и после госпиталя опять возвращался в свою часть.
После 1945 года служил в армии до выхода на пенсию по возрасту - до 1961 года. Затем был уволен в запас в звании майора. Тяжёлые ранения не давали забыть о себе: он часто болел, подолгу лечился, но прожил всего 53 года - в 1968 году его не стало. Жене пришлось одной поднимать сыновей. А портреты, двух её мужей - погибшего на войне и погибшего от войны - всегда висели у неё на стене, на самом видном месте...
Прочитано 1879 раз
Версия для слабовидящих

Архив публикаций

« Апрель 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Наш учредитель

Наш журнал

Архив журнала "Педагогический вестник ЕАО"
Весь архив
наверх