г. Биробиджан, ул. Пионерская, 53, 8 (42622) 6-03-06

Планы работы

Адрес института

Обл-ипкпр-ИУУ мал

679000, г. Биробиджан,

ул. Пионерская, 53

режим работы:

пн-пт. с 9-00 до 18-00

телефоны:

приемная 8 (42622) 6-03-06

контактная информация

Полезные ресурсы

Вторник, 30 Июнь 2009

Они защищали Родину

Оцените материал
(1 Голосовать)
В годы Великой Отечественной войны 14 воинов области удостоены звания Героя Совет-ского Союза, 4 награждены орденами Славы 3-х степеней, свыше 7 тысяч солдат и офицеров, око-ло 4 тысяч тружеников тыла были награждены орденами и медалями.
Узнай имена героев, которые жили в твоем населенном пункте. Расспроси, кто в вашей семье воевал, работал в тылу в годы Великой Отечественной войны.


«О подвигах, о славе, о любви…»
Леонид Школьник
Воспоминание об отце
...Я с трудных лет рассказ начну
и с той минуты — самой главной, –
когда, в лицо узнав войну,
он говорил оттуда с мамой.
Стояла жаркая зима,
и он писал в окопах белых,
но в каждой буковке письма,
в строке любой жила Победа.
Спеша, глотая гарь и дым,
писал с упорством ленинградца:
«Земли врагу не отдадим,
Покуда живы – будем драться».
Он знал, что есть в народе сила,
что там, на станции родной,
как и в любом краю России,
есть тоже фронт, но трудовой.
И верил он в единство это,
когда в тылу и на войне
ковалась общая Победа,
что так нужна была стране.


Николай Сулима
Парень из Волочаевки
(из очерка «Не хотели посмертной славы»)
Было это в небольшом городке Бранденбурге, от которого, по российским понятиям, до Берлина рукой подать. Улицы, за¬валенные глыбами кирпичной кладки, обломками черепицы и битым стеклом… Растолканные по сторонам и искореженные огнем грузовики и бронетранспор-тёры, едкий дым, стелющийся по земле, запуганные обитатели города, чай у костра в городском парке... И новое боевое задание взводу лейтенанта Михалева.
Он обвёл бойцов испытующим взглядом воспаленных глаз.
– Ночью идём на охоту. За «языками» идём. – И, помолчав, добавил: – Задание очень от-ветственное. Может быть, от нас с вами будет зависеть успех операции по взятию Берлина...
Для выполнения операции взводный отобрал двенадцать бойцов, в том числе Александра Панова, парня из легендарной Волочаевки.
Задача была такой: перебраться через обмелевший канал в районе затонувшей баржи, в случае необходимости закрепиться в районе сыроваренного завода, выследить и захватить в плен двух-трех гитлеровцев, затем с добычей скрытно вернуться в свое расположение.
Все было продумано до мельчайших деталей. Да только осуществить операцию, как она планировалась, оказалось делом несбыточным. Александр, находившийся в головном дозоре, не-ожиданно натолкнулся в палисаднике, что совсем рядом с каналом, на холмик дота и торчащий из-за бруствера ствол пулемета. Продвигаться мимо него было рискованно, и Панов пополз к лейтенанту.
— Давай так, командир... Двое с одного фланга, двое с другого. Свалимся на головы фа-шистов, как гром средь белого дня, – шепотом заговорил он.
Бесшумно подкрались к блиндажу Панов и Олешко. А следом за ними и лейтенант с дву-мя бойцами. Остальные за¬легли в палисаднике, готовые в любую секунду к схватке. Панов реши-тельно сдергивает одеяло, укрывающее вход в блиндаж, на¬правляет внутрь дуло автомата. Лейте-нант приказывает:
- Раус, фриц! Нур руихь, зондэрн капут! (Выходи, фриц, только спокойно, а не то капут!)
Выползли двое.
Когда Панов пришел в себя, взводный уже допрашивал обоих пленных, делая какие-то пометки на карте.
Примерно через час перед блиндажом появились еще двое немцев. Один с котелками в руках, второй с термосом за плечами. Еду принесли, значит. Этих тоже уложили на землю, связали и опустили в окоп.
И вновь лейтенант допрашивал и наносил пометки на карту. А на рассвете буквально ря-дом с сыроваренным заводом удалось захватить офицера.
В разжиженной рассветом дымке вдруг возникли фигуры гитлеровцев. Один, два, три... десять. Бог ты мой! Да их не ме¬ньше роты! Идут нестройной цепью, обвешанные шмайсерами. Уходить? В два счета скосят, едва из окопа высунешься. Вступить в единоборство? Легко сказать «вступить»… Их-то только пятеро. Ну да что делать? Будем надеяться… Там, за каналом, наши. Придут. Нет, должны прийти. На выручку прийти.
А расстояние между ними и немцами все сокращается. Вот уже слышны цоканье сапог по брусчатке и чужая речь. Вот уж они вышли на открытую площадку. Ну, теперь, пожалуй, пора.
– Огонь, братья славяне! — кричит Александр и нажимает на гашетку. С лихорадочной дрожью заработал пулемет. Остальные трое помогали автоматами. Темные фигуры немцев мета-лись из стороны в сторону, падали на брусчатку. Послышались ответные очереди шмайсеров.
Трижды гитлеровцы поднимались в атаки, и трижды их отбивала маленькая группа Панова. Двое их в конце осталось: Александр и раненый солдат Олешко. Двое. С пустыми пулеметными лентами и магазинами автоматов перед площадью, усеянной вражьими трупами. Теперь не совестно и с матушкой-Родиной попрощаться...
– Что будем делать, Олешко?
– Не знаю. Идти не могу...
– Я перевяжу...
– Перевяжи...
А со стороны, чуть поодаль от сырозавода, вновь слы¬шится стрельба. Она все нарастает и нарастает. Что это? Постой-постой, Олешко... Неужто свои? Ну так кто ж еще-то? Выбирается солдат из окопа, кричит во все горло:
– Давай сюда, братва! На выручку!
Позже Панову объяснили: взвод Михалева, а значит, и он, Панов, в том числе, сделал за эти минувшие сутки столько, сколько не сделать целому батальону. Одни добытые сведения чего стоят! К тому же группа Панова отвлекла на себя солид¬ные вражеские силы, чем немедленно вос-пользовались наши подразделения на правом фланге и почти беспрепятственно продви¬нулись в самый центр города, прочищая путь к Берлину.
А через несколько дней будет и Берлин. На стенах рейхстага оставит Александр свой ав-тограф: «Здесь был солдат Панов из Волочаевки». Потом, когда над землей прогремит Победа, командир корпуса вручит ему в числе других высокие награды Родины. Засияют на груди солдата Александра Панова орден Ленина и Золотая Звезда Героя.

Вера Сергеевна
Она родилась на Алтае, но на Дальнем Востоке ее считают дальневосточницей.
Крещение огнем санинструктор Кащеева приняла в Сталинграде. Сто дней и ночей провела она в окопах героического города. Что значит вынести с поля боя раненого? Нужно оказать ему первую помощь, вытащить из завала, дать ему, почти беспомощному, утолить жажду. Зимой недвижимого надо уложить на деревянную волокушу, в другое время года – на плащ-накидку и эвакуировать в безопасное место. Под пулями, под бомбежкой, во время артналета.
В Сталинграде командир дивизии прикрепил к гимнастерке санинструктора Кащеевой первую боевую награду — орден Красной Звезды. Потом был Днепр. Группе десантников было приказано форсировать реку и закрепиться на правом берегу. Еще на воде, на середине Днепра, фашисты обнаружили смельчаков. Застучали пулеметы, по воде хлестнули струи трассирующих пуль, в воздух взвились осветительные ракеты. Прошитый в нескольких местах осколками понтон стал тонуть. Десантники оказались в ледяной воде. Автомат и санитарная сумка тянули Веру вниз, холод сковывал тело, но она, напрягая все силы, двигалась вперед.
Немногим больше двух десятков воинов из тех, кто был на понтоне, выбрались на кручу Днепра. Стали копать траншею. Вражеский огонь не утихал. Последовала атака. Ее отбили. Потом гитлеровцы ещё и ещё раз пытались сбросить советских воинов в реку. Вера перевязывала раненых, уносила их подальше от передовой, вела наблюдение за огневыми точками противника, участвовала в отражении атак.
Поздним вечером наши войска начали массовое форсирование Днепра. В группе десантни-ков, укрепившихся на правом берегу, из двадцати трех человек к этому времени в живых осталось пятеро. Трое из них были ранены, в том числе и Вера Кащеева.
8 марта 1944 года командующий 3-м Украинским фронтом Р.Я. Малиновский, вручая бес-страшному санинструктору орден Ленина и Золотую Звезду Героя Советского Союза, сказал:
– Мне особенно приятно в этот день вручить высшую награду Родины женщине. Какая же вы у нас молодец! Так держать! До Берлина!
После войны В.С. Кащеева приехала в посёлок Бира Облученского района, где работала заведующей детскими яслями, позже – председателем поселкового Совета.

Комбат из Облучья
На правом берегу Днепра четвертый день грохотал бой. На маленьком пятачке плацдарма рвались бомбы и снаряды. Здесь держал оборону первый батальон 205-го полка 70-й гвардейской дважды Краснознаменной ордена Ленина Глуховской стрелковой дивизии. Командовал батальоном два¬дцатидвухлетний дальневосточник гвардии капитан Юрий Тварков-ский.
В двухдневных кровопролитных боях батальон с приданным ему артиллерийским диви-зионом разгромил гитлеровцев, стоявших на пути наступающих, взял богатые трофеи, 21 сентября форсировал Днепр и сумел одержать верх в жарком сражении за господствующую вы-соту.
– Враг не смирится с нашим вторжением на правый берег, – сказал комбат. – Окапывай-тесь. Надежнее зарывайтесь в землю.
Бойцы работали всю ночь. А утром гитлеровцы предприняли ожесточенную контратаку. Против первого натиска врага батальон выстоял. Затем последовала вторая атака... потом третья... Пехоту немцев поддерживали девять танков. За серыми громадами машин двига¬лись автомат-чики.
– Отсечь пехоту от танков! – приказал ком¬бат. – Бить по танкам прямой наводкой!
Он появлялся то в одной роте, то в другой, подбадривал бойцов.
Отбита четвертая контратака, пятая…
Гитлеровцы атаковали наших двумя бата¬льонами и одиннадцатью танками. И вот уже три из них горят. Пришла подмога. Командир полка прислал второй батальон, а в небе над гитлеровцами пронеслись наши «Илы».
…Плацдарм на правом берегу, за который четыре дня упорно дрался батальон Тварков-ского, отбив одиннадцать контратак врага, был не только удержан, но и расширен. Свыше семисот фашистов нашли здесь свои могилы, девять танков и три самоходки так и остались на этом пятачке.
...Командир полка обнял комбата, расце¬ловал.
– Добре, сынку, – благодарил он, – выру¬чил. Буду представлять тебя к Звезде Героя.
Батальону дали возможность отдохнуть. И вот в землянке появилась гармонь. Усатый еф-рейтор, задумчиво склонив голову, заиграл вальс. Слушали все, не нарушая тишины. И молодые ровесники комбата, и те, кто годился ему в отцы.
Размечтался и комбат, вспомнил дорогой сердцу край – Дальний Восток. В 1940 году Юра поступил в пехотное училище. Проучился год, началась война. Молодого лейтенанта прово-жали на фронт мать и младшие братья, И началась фронтовая жизнь... Он был ранен под Москвой. Госпиталь. Тогда Валентина Демидовна часто получала письма от сына, потом от его друзей и командиров. Они хранятся у нее, как самая дорогая память о её Юре.
Вот одно из них. Пишет Герой Советского Союза В.А. Федоров: «...С Юрием мы позна-комились во время жестоких боев на Орловско-Курской дуге летом сорок третьего года. Он тогда был в звании гвардии старшего лейтенанта, командовал батальоном. Это был очень смелый, му-жественный офицер, хорошо знающий военное дело. Солдаты очень любили своего командира за требовательность и заботу».
На запрос Валентины Демидовны об обстоятельствах гибели сына ответил Герой Совет-ского Союза гвардии подполковник Печенюк:
«7 декабря сорок третьего года в селе Нарек Житомирской области шли тяжелые бои. Ба-тальон, которым командовал гвардии капитан Тварковский, держался до последней минуты, уничтожая фашистов. Но противник без конца бросал на наш участок танки, пехоту, обошел нас с трех сторон. В эти критические минуты Тварковский спокойно и хладнокровно командовал батальоном. Когда мы заняли новый рубеж и готовились к отражению очередных атак, неподалеку от командного пункта разорвался немецкий снаряд. Осколком был смертельно ранен Тварковский...»
* * *
С первых дней Великой Отечественной войны экономика области перешла на выпуск про-дукции для фронта. Обозный завод (сейчас «Дальсельмаш») изготавливал колёсные шины, грана-ты, прицепы и спецповозки; авторемонтные мастерские – боеприпасы, мебельная фабрика – лыжи, военно-санитарное имущество, швейная фабрика – парашюты, ранцы… Предприятия области отправили на фронт 1500 вагонов боеприпасов, 48 эшелонов военного обоза, 500 тысяч комплектов военного обмундирования, 38 вагонов военно-санитарного имущества, большое количество продовольствия и подарков для воинов.

Владислав Цап
Все нажитое – для победы!
В июне 1941 года был создан фонд обороны Родины. Первыми в ЕАО на счет фонда в Го-сударственный банк перечислили взнос в сумме 15440 рублей домохозяйки, проживающие в доме №20 по улице Партизанской (ныне – Шолом-Алейхема).


В небе – «Еврейский колхозник»
Председатель колхоза «Валгейм» Юдко Фельдгендлер принес в правление шкатулку с деньгами: «Этого должно хватить на авиационную пушку, но если прибавить еще, выйдет уже целый боевой самолет».
Колхозники добавили, и через две недели в набитом до отказа мешке оказалось 250 тысяч рублей. На эти деньги была построена эскадрилья самолетов «Еврейский колхозник», которая воевала в составе 21-го гвардейского бомбардировочного полка дальнего действия.
Прочитано 2591 раз
Версия для слабовидящих

Архив публикаций

« Июль 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Наш учредитель

Наш журнал

Архив журнала "Педагогический вестник ЕАО"
Весь архив
наверх